Где пройти вакцинацию от COVID-19?

Константин Ремчуков. Доктрина геополитически ограниченного суверенитета и отказ от основ глобализации

Стремительно нарастает ускользающая от российских наблюдателей эволюция смыслов в экономической теории и практике. Догматы, базирующиеся на тезисах счастливой поры времен Вашингтонского консенсуса конца 1980-х – начала 1990-х годов, умирают. Доклады ЮНКТАД, Всемирного банка и Международного валютного фонда той поры не слишком и скрывали базовую идею грядущего глобального счастья: откройся, доверься, делегируй!

Сокровенный смысл состоял в неафишируемой идее – скоросшивателем мирового экономического пространства станут транснациональные корпорации (ТНК). Именно они будут источником трансферта технологий, передачи управленческих практик и инструментом доступа к рынкам. Но главное заключалось в том, что фиксировалось базовое деление иерархий в мире: центр и периферия. Центр – всегда источник самой дорогой добавленной стоимости, произведенной знанием, креативной энергией, управленческой мыслью Запада. Периферия – страны с развивающейся экономикой. Вот такой эвфемизм для обозначения экономических систем второго-третьего эшелона.

Именно в тот момент получили дополнительное образование те из россиян, кто стали проповедниками нового порядка. Да что там проповедники! Большинство бизнесменов той поры и чиновники исповедовали эту же систему взглядов и представлений о базовом устройстве мира.

Экономическая глобализация потребовала масштабной либерализации законодательства в большинстве стран мира с целью, с одной стороны, облегчить движение финансовых потоков в прямом и обратном (вывод прибыли) направлениях, а с другой – гарантировать иностранному капиталу национальный режим предсказуемого функционирования в любой точке мира.

Долговая модель экономики как главный драйвер роста и развития

На начало 2020 года глобальный долг, состоящий из долгов домашних хозяйств, государств и компаний, достиг рекордной величины 253 трлн долл. Отношение глобального долга к глобальному ВВП составляет сегодня 322%. Отношение долга к ВВП в США и Евросоюзе – 383%. Отношение китайского долга к ВВП приблизилось к 310%. В развивающихся рынках долг растет быстро и равен 72 трлн долл.

Очевидно, что современные экономики успешно развиваются за счет долгов. Масштаб глобальной и страновой задолженности никого не пугает, но заставляет проводить ответственную макроэкономическую и кредитно-финансовую политику, вызывающую доверие у субъектов долговых отношений. Доверие – наиважнейшая категория этого рынка. Здесь у России есть куда расти как с точки зрения инструментов и продуктов долгового финансирования, так и с точки зрения масштабов кредитования.

Сила капитализма – в способности реалистически оценивать риски и применять доступные средства для исправления ситуации. История богата примерами того, как нерешительность властей, находящихся под парами идеалистических грез, вела к катастрофе нации, государства, империи.

Пример алюминиевой отрасли

Хочу проиллюстрировать все вышесказанное на примере алюминиевой отрасли страны, за которой я слежу более внимательно в силу того, что когда-то по работе знал ее проблемы досконально.

Во-первых, металлургия сегодня является одной из наиболее инновационных отраслей. Доля инвестиций, направленных на реконструкцию и модернизацию в металлургической отрасли, существенно превышает среднероссийский уровень, составив 27% в 2018 году против 16% в среднем по всем отраслям. При этом доля инвестиций в машины и оборудование в общем объеме инвестиций в модернизацию в металлургии составляет около 64% по сравнению со средним по экономике показателем 30%. Инновационно активны примерно 31% предприятий металлургической отрасли по сравнению с 13% в среднем по стране. Российский алюминий, произведенный с использованием гидроэнергии, высоко котируется в мире конечного потребления (авто, авиа, дизайн), где экологическая чистота продукта – это стандарт новой нормальности.

Напомню, что санкционная решимость Минфина США в отношении РУСАЛа натолкнулась на коллективную позицию высокостатусных (автогигантов) потребителей русского алюминия на Западе, мнение которых американцы проигнорировать не смогли, опасаясь ответных действий. Быстрой и качественной замены экологически чистому и высококачественному продукту из РФ не нашлось. Российские производители алюминия уже сумели занять свою нишу по отдельным видам продукции более высокой степени передела. Например, РФ занимает второе место в мире в структуре импорта странами ЕС экструзионного алюминиевого профиля.

Однако конкуренция, прежде всего с КНР, остается крайне высокой, а учитывая существенную поддержку китайских предприятий со стороны правительства – еще и неравной. По оценке ОЭСР, господдержка китайской алюминиевой промышленности составляла 8–9 млрд долл. в 2013–2017 годах на каждого производителя (например Chalco или China Hongqiao).

Во-вторых, алюминиевые заводы – крупные работодатели в регионах своего присутствия, и прекращение их деятельности вызовет серьезную социальную напряженность. Заработная плата на заводах, как правило, превышает среднюю по городу и региону в целом. Например, на заводе ИркАЗ, расположенном в городе Шелехов Иркутской области, зарплата в среднем составляет 53 тыс. руб. при средней зарплате 43 тыс. руб. по городу и 45 тыс. руб. по региону. Кроме того, местная экономика в таких регионах (смежные производства, подрядные организации, сфера услуг – транспорт, общепит, торговля, социальная сфера), как правило, тесно связана с градообразующим предприятием. Поэтому по принципу домино приостановка работы завода приведет к высвобождению занятых и снижению доходов работников в смежных и обслуживающих организациях.

В-третьих, сокращение производства в алюминиевой промышленности быстро приведет к падению производства в целом ряде смежных отраслей-поставщиков, способствуя распространению кризисных явлений.

Производство алюминия представляет собой длинную цепочку с включением большого числа крупных предприятий – от добычи сырья и глиноземных производств до алюминиевых заводов, литейных комплексов и конечных производств (фольги, автомобильных дисков, упаковочных материалов и т.д.). При этом если в список системообразующих предприятий включена лишь одна компания РУСАЛ, то важно понимать, что сегодня это 8 алюминиевых заводов, 3 глиноземных завода, 2 бокситовых и 1 нефелиновый рудник, 3 фольгопрокатных завода, 2 кремниевых завода и 2 завода по производству колес по территории всей страны.

В-четвертых, вынужденное сокращение производства алюминия, являющегося производством непрерывного цикла, приведет к безвозвратным потерям как для РУСАЛа, так и для регионов присутствия компании. Ключевой проблемой при вынужденной остановке выплавки алюминия является выход из строя электролизера (в нем появляются трещины). При этом стоимость новых электролизеров может составлять до 4 тыс. евро/1 т мощности. Для РУСАЛа существует риск сокращения производственных мощностей на 40%, что предполагает остановку заводов (КАЗ, ВгАЗ, НкАЗ) и сокращение производства на БрАЗе, ИркАЗе. Перезапуск алюминиевых производств после консервации также является дорогостоящим процессом. Например, в 2018 году проект по возобновлению выпуска жидкого алюминия на ВгАЗе (производство было законсервировано в 2013-м) потребовал затрат на уровне 7–8 млрд руб.

В-пятых, в условиях кризиса основную выгоду от сокращения мировых мощностей получат производители алюминия из Китая, которые пользуются обширной поддержкой со стороны государства.

В условиях замедления роста экономики власти КНР предпримут шаги по дополнительному стимулированию экспорта продукции тех секторов экономики, в которых наблюдаются избыточные мощности. На это указывает в том числе рост производства алюминия в Китае в I квартале этого года (+2,2%) на фоне действовавшего в стране карантина и резкого сокращения ВВП.

В-шестых, наиболее существенные потери среди смежных отраслей затронут один из ключевых для российской экономики секторов – энергетику.

В-седьмых, поддержка алюминиевой промышленности должна рассматриваться как приоритет государственной политики. Причем помощь должна оказываться не только самим предприятиям отрасли, но и потребителям алюминия.

Изучение триллионных программ помощи, которые сегодня предлагают своим экономикам правительства стран Запада, позволяет сделать вывод, что в основу их разработки положен принцип синхронного подъема всех отраслей, как только возобновится работа. Совершенно очевидно, что недофинансирование приведет к стагнации отраслей и предельно низкому снижению эффективности инвестиций. Скупой платит дважды, как это ни банально звучит.

На мой взгляд, правительству необходимо рассмотреть различные варианты поддержки отрасли, имея в виду осуществление всех типов действий государства в аналогичных условиях, включая пополнение запасов.

Хочу еще раз повторить логику своего подхода к проблеме. Кризис глобализации – экономический национализм/эгоизм – использование санкций как рычага давления на решения отдельных стран – необходимость самостоятельно развивать стратегически важные отрасли как основу суверенитета и обороноспособности – сохранение для этих целей потенциала лучших конкурентоспособных компаний и отраслей.

 

Источник: ng.ru

Администрация городаАдминистрация города