Тепловой ликбез

Сети тепловые и горячего водоснабжения (ГВС) города находятся не в лучшем состоянии. В некоторых местах трубы не менялись на протяжении трех-четырех десятков лет. Значительный износ имеет и большая часть насосного и бойлерного оборудования. А бюджетных и тарифных (собираемых в качестве платежей с населения) средств хватает исключительно на капремонты. О каком развитии может идти речь? Так и живем, латая дыры. Выход есть – передача сетей в концессию. Тем более на законодательном уровне это требование прописано, и муниципалитет обязан его выполнить. До конца года город должен определить компанию, которая на протяжении 20 лет будет не только обслуживать и капиталить сети, но и модернизировать их.

Давайте попробуем разобраться, что это такое и как заключение соглашения изменит жизнь города к лучшему. В этом нам поможет начальник отраслевого органа по городскому хозяйству Владимир ПЛАКСИН.

 

Для справки. Концессия, концессионное соглашение – форма государственно-частного партнёрства, вовлечение частного сектора в эффективное управление государственной собственностью или в оказание услуг, обычно оказываемых государством, на взаимовыгодных условиях.

Сейчас

Сегодня городские тепловые сети и сети ГВС находятся в аренде у УК «Теплокомплекс», которая занимается их обслуживанием и капитальными ремонтами. Эти работы производятся в рамках тарифа (денег, которые мы платим за тепло и горячую воду), который устанавливает государство (Региональная энергетическая комиссия Свердловской области).

Также в состав тарифа входит инвестиционная надбавка, за счет которой производится модернизация оборудования и сетей, прокладка новых коммуникаций. Но ее часть в тарифе незначительна, и по итогам фактической эксплуатации (с учетом реального, а не планового объема полезного отпуска ресурса, с учетом реальных объемов потерь и проведенных ремонтов) объем средств на исполнение инвестиционных мероприятий остаётся крайне мал. В таких условиях о глобальных преобразованиях систем теплоснабжения, реализации необходимых технических решений говорить не приходится.

Кроме того, арендатор обязан платить городу арендную плату за использование сетей, так как он получает от эксплуатации выгоду. Сегодня эти средства муниципалитет в полном объеме также вкладывает в ремонты и модернизацию теплового хозяйства. Однако этих средств хватает на проведение ремонтов только 2-4% городских сетей, при необходимом объеме ежегодного ремонта не менее 7-8%.

Вкладывать собственные средства компании, эксплуатирующей городские сети, нет резона. Ведь окупаемость вложений в сфере ЖКХ требует длительных сроков, в разы превосходящих сроки договора аренды (как правило, это 3-5 лет). Вот и живем, повторюсь, латая дыры.

 

В будущем

Закон, регулирующий концессионные соглашения, действует около 10 лет. И только в последние несколько лет законодатель доработал нормативную базу. Дал муниципалитетам реальные, понятные механизмы. 

Итак, городские сети уже в будущем году (заключить соглашение должны до конца текущего года) ждет модернизация.

Главное отличие концессии от аренды в том, что, продолжая содержать и ремонтировать сети в рамках тарифа, компания-подрядчик будет обязана вкладывать собственные средства, реализуя программы по реконструкции, модернизации инфраструктуры, прописанные в соглашении.

Муниципалитет разработал задания по основным мероприятиям, они выработаны на знании сложившейся ситуации и многолетнем опыте специалистов эксплуатирующей организации. По каждому мероприятию технического задания произведена стоимостная оценка. В общей сложности за 20 лет концессионер будет обязан инвестировать на выполнение мероприятий более 800 млн рублей, причем большая их часть –собственные средства предприятия.

Мероприятий достаточно много. К примеру, существенная модернизация ждет центральный тепловой пункт на ул. Войкова в пос. Ленинском и сети горячего водоснабжения Красногорского района. Будут в том числе прокладываться и новые тепловые сети. Важно, что вся обновленная инфраструктура (сети, тепловые пункты, оборудование и т. д.) останется в собственности города, а не перейдет в частное владение кому-либо.

Возникает вопрос: будет ли реализация мероприятий растянута на 20-летний период? На самом деле финансовая модель такова, что концессионеру не выгодно растягивать реализацию программ на длительный срок. Поэтому наиболее важные и затратные мероприятия будут реализованы в первую пятилетку.

Ведь задача концессионера как всякой коммерческой организации – не только вложить средства, но и получить соответствующую отдачу, экономический эффект от реализованных мероприятий.

Попросту говоря, он привел инфраструктуру в порядок, ничего не рвется, не ломается. Затраты на ремонт сокращаются, уменьшаются потери. Предприятие окупает свои затраты и после уже получает прибыль. А горожане живут спокойно, получая тепло и горячую воду без сбоев, хорошего качества.

Еще одно значимое отличие концессии от аренды в том, что подрядчик становится полностью подотчетенгородской власти. Порядок и механизмы взаимодействия сторон, включая спорные ситуации, регламентированы и прописаны как в самом соглашении, так и в сформированной законодательной базе. А значит, качество выполнения условий соглашения будут контролироваться не формально, а со знанием дела и проблематики. А необходимые решения будут приниматься взвешенно и оперативно.

Кроме мотивации по надлежащему содержанию городских тепловых сетей, организация, получившая их в концессию на 20 лет, сможет уверенно спланировать свою собственную хозяйственную деятельность на длительный период, к таким организациям благосклонно относятся и кредитные учреждения.

Улучшение качества услуги не произойдет единовременно, но объективные основания для положительных ожиданий теперь есть. Услуга не станет дешевле (инфляцию никто не отменял), но регулирование тарифа на неё останется по-прежнему за государством.

 

Валентин ТЕРЕНТЬЕВ

«Каменский рабочий»