Задача такая: сказал ― делай

Ровно год назад городское сообщество, отслеживающее политические перемены местного масштаба, разделилось на два лагеря. Одни в праведном гневе возмущались: мол, с отменой прямых выборов главы города нас лишили гражданского права. Другие осторожно радовались, что у руля встал молодой, энергичный человек, с его приходом Каменск наконец-то выправится и вернет себе былой статус третьего города области.

Обронить легко, друзья, ― поднять сложно. Даже в собственных глазах. Отремонтированные участки дорог и тротуаров скептики списали на предвыборную волну, зиму без коммунальных потрясений ― на удачу. Но даже самые закоренелые из них не могли не видеть, что в эту снежную зиму город был похож на город: улицы и тротуары чистились, вдоль дорог не наблюдалось непреодолимых снежных валов, по дворам сновали невесть откуда взявшиеся юркие мини-грейдеры. Но главное ― вот что-то не припоминается такое ― с нами советуются и нас действительно слышат. В мэрию  то и дело приглашаются горожане. Говорят, как правило, не о том, где какую яму засыпать в первую очередь, а о том, каким городу быть и как нам в нем жить дальше. Причем круг общения все шире, разговоры все предметнее.

Какой человек во главе города, какими мыслями он живет, чего хочет добиться? ― надеюсь, наш разговор с Алексеем Викторовичем ШМЫКОВЫМ в какой-то степени ответит на эти вопросы.

Детство моё было счастливым. Я родился в селе, большую часть проводил даже в деревне. Весной - на питомнике, летом в лесничестве и в колхозе. Топор, мотыга, молоток в руках с детства. Дома учили простым навыкам, в школе получил корочки тракториста-машиниста 3 класса плюс плотницкие навыки. Мне повезло, что дед и отец плотники, к тому же дед держал пчел, все ульи делал сам ― материалов было в избытке.

Мы с братом росли, можно сказать, в учительской среде: мама была учительницей начальных классов. Жили на улице Школьной, на ней учительские дома, и мы с ребятами, бывало, делали для этих домов наличники. А еще с удовольствием занимались авиамоделированием или для дома какие-то вещи мастерили. Не было такого, чтобы мы бездельничали. Из трех каникулярных месяцев на отдых оставалось две-три недели, и то грибы, ягоды… Но и набегаться успевали.

Не жалею, что рос в деревне. Трудотерапия никому не повредила ― закалка хорошая. Руками все могу, гвоздь забить ― точно. С дядькой вдвоем два сруба срубили: баню и хлев. Это я уже в 10 классе был. Так что дом ― не дом, а баню построил (смеется). А так сообща деду дом подняли.

В Ижевскую сельхозакадемию поступил вслед за старшим братом. У нас отец был электриком, брат пошел по его стопам, я тоже стал инженером-электриком. После академии два года отработал на «Ижстали» инженером-конструктором. Эта работа закрепила знания, научила работать с литературой и компьютером: тогда только внедрялось компьютерное черчение, которое стало моим хобби на долгие годы. В принципе и сейчас могу спроектировать на компьютере любой объект средней сложности: инженерные навыки и умение пользоваться литературой остались.

Планировал развиваться в области электроэнергетики, мечтал, может быть, до Чубайса дотянуться (смеется). Были такие амбициозные идеи…

В 1999-м году впервые шагнул на перрон каменского вокзала. Несмотря на то, что за семь лет Ижевск стал мне родным, Каменск-Уральский очень понравился, я полюбил его. Правда, какое-то время метался между этими городами: на «Ижстали» меня пытались удержать, предлагая жилье, но теплый прием каменцев победил.

В городскую коммунальную сферу вошел инженером-электриком МУП «КУЭС». Коллектив выкладывался по полной, чтобы сохранить предприятие, но из-за мыльных пузырей, образующихся по причине несбалансированности тарифов, МУП «КУЭС» обанкротилось. И сегодня экономическая модель не только теплообеспечения, но и горячего и холодного водоснабжения, водоотведения непростая. Раньше 50% затрат дотировались государством, потом все затраты легли на нас, самых незащищенных худо-бедно защитили субсидиями и дотациями, остальное перегрузили на потребителя. Экономически путь правильный, но сначала должны вырасти доходы населения, а они не растут. Сегодня, наверное, одна задача ― учиться жить по средствам, привлекать ресурсы.

На должность первого заместителя главы города пришёл с практической работы. В Каменских энергетических сетях все было ясно: убрали гнилой столб, заменили провода ― вот он, результат и обратная связь. Здесь же масштабы, а также рядом Виктор Васильевич Якимов, Анатолий Васильевич Мартемьянов, для нас в некотором роде какие-то небожители ― это было очень… ответственно. Мне на тот момент всего тридцать лет, и первое время казалось, что я перескочил какую-то ступеньку… Но жизнь быстро все расставила по местам, порой приходилось принимать непопулярные кадровые решения, менять систему. Всего за год-полтора мы провели реформу и… можно сказать, машинка до сих пор едет.

В чём соль реформы? Главное было определить, что сделать сегодня, на чем можно сэкономить, закрыть аварийные дыры и жить по средствам. Пытаться выстроить законодательные цепочки, чтобы избежать надутых финансовых разрывов, приводящих к череде банкротств. На примере таких мощных предприятий, как «Коммунэнерго», Синарские тепловые сети, ПЖРТ, я видел, что банкротство ― это полная деградация, потери кадровые, материальные, технические, потери всего наработанного. Путь в никуда, все сводится к нулю. Задача была ― удержать отрасль: если помните, холодная вода подавалась по часам, в квартирах холод, на улицах темно. В 2005 году начали менять светильники на натриевые лампы. В 2008-м занялись установкой приборов учета, за пятилетку заменили более ста аварийных лифтов, порядка 50 кровель. Работала команда мыслящих руководителей, понимающих, куда идем, поддерживающих друг друга. Люди, которым я благодарен. Они и сейчас все на местах, и система работает.

Тот период, считаю, прошёл плодотворно. В министерстве энергетики и ЖКХ области, где проработал два года, понял, что в целом мы делали правильно. Может быть, не без ошибок, но в итоге те меры и сегодня обеспечивают безопасность жизнедеятельности и качество услуг.

Работа в министерстве дала понимание системы и того, как решаются вопросы, куда, когда и как нужно стучаться. Это большой плюс. Ну и как минимум, знакомства на уровне заместителей всех министерств, что немаловажно.

Нет, из министерства уходил без сожаления. Кстати, мои коллеги тоже вернулись, один в Краснотурьинск, другой планирует работать в Арамили. Наше министерство ― своеобразная кузница кадров.

Сразу развею: разнарядки – ты пойдешь туда-то, ты сюда точно не было. Это однозначно. Нельзя человека заставить делать то, что он не хочет делать. У нас у всех есть выбор. Я считаю, никого невозможно заставить быть главой города. Нагрузка и объем ответственности, которые здесь на тебя давят, невозможно передать, можно только пережить. И когда ты это понимаешь, становится очевидным: ты этот выбор сделал, и надо шагать дальше. Других вариантов просто нет. «Меня заставили» ― здесь точно не прокатит…

Проблемы с поста главы видятся абсолютно по-другому. Когда ты второй, всегда есть ощущение тыла, особо сложные вопросы можно обсудить, где-то ответственность попытаться разделить. И хотя за семь лет не делил, скорее, брал ответственность, морально было легче.

Личная жизнь? Да, существенно изменилась. Пришлось отказаться от времени на себя, надеюсь, опыт различных тренингов поможет адаптироваться. Семье тоже непросто.

Нет, неожиданностей не было. Про долговую нагрузку города знал, правильно или нет, кредиты мы тоже берем. На начало этого года нам удалось снизить долг на 120 млн рублей, думаю, мы эту планку удержим. Минус 120 миллионов ― серьезная цифра, удалось перекредитоваться и снизить процентную нагрузку. 37 миллионов самого долга плюс 34 млн процентов ― представляете, какие это суммы. Какие тротуары мы могли бы на них сделать, если в прошлом году 5 миллионов на них потратили…

Прошлый год прошёл в целом без сюрпризов, а в этом неожиданностью стало, что «проседают» учтенные в доходах облминфином земельный налог и экологические сборы, на общую сумму 100 млн рублей. Для нас это серьезные деньги, которые можно было пустить на ремонт тротуаров, на освещение и благоустройство. Я не жалуюсь: надо искать, и мы, наверное, найдем, чем их компенсировать.

Жалеть о том, что сделано, бессмысленно, надо смотреть, что здесь и сейчас есть и что ты можешь изменить. На команду, да, одной рукой я уже могу опереться. Конечно, и сокращения еще будут, и оптимизация – жизнь вносит коррективы, но в большей части команды не сомневаюсь.

Подход «денег нет, но вы держитесь» меня не устраивает. И коллег настраиваю: да, средств не хватает, да, сложно, но мы здесь для того, чтобы смотреть, как пополнить казну. Определить, что еще не учтено в доходах, как работать с должниками, что можно реализовать. Потенциал не весь использован, и мы этим занимаемся.

В приоритеты нужно ставить созидательные вещи. Если берешься за конкретный проект, все реально. С точки зрения самоорганизации я прошел много бизнес-тренингов. Сегодня задача – изменить мышление администрации. Пять групп обучились проектному управлению, цель учебы ― переориентировать коллег с процесса на конкретный результат. Во время учебы мы увидели личностные качества каждого, готовность работать по-новому. Это для меня было главным.

Самое главное сформировать стратегию внутри городского сообщества, администрации. Потому что стратегия развития города до 2030 года ― тот ориентир, к которому будем двигаться. И это должна быть стратегия, которая будет работать и после смены лидера, которая побудит нас изменить город. Проводим фокус-группы на тему «Каким вижу город через 20-30 лет». В начале апреля проведем совместный тренинг работников культуры и предпринимателей.

Город зависим от металлов, от оборонки это факт. Развивая бизнес в переделе, в обслуживании, мы остаемся монозависимыми. Кризис 2008 года наглядно показал, насколько это чревато: 4 тыс. безработных, падение оборота промпредприятий практически вдвое. Этого нужно бояться, к этому нужно готовиться. Наша задача - определить вектор движения города вперед. Люди с мозгами, которые нестандартно мыслят и с компьютером на «ты», в городе есть. Значит, и идеи есть.

Каким городу быть через 20-30 лет, кто здесь будет жить, чем заниматься ― очень серьезные вопросы, одна администрация на них не ответит. Более того, на них не ответят ни область, ни Москва. Только сам город должен определить: жить и развиваться будем так. А неиспользованный потенциал есть: в карьерах песок для изготовления стекла, лес, каньон. Мы ― город рабочих, интеллигенции, предпринимателей, в процесс развития можно вовлекать все сообщества.

Скульптуру «Олень» мы привели в порядок на волне энтузиазма. Разгуляевский парк родился так же, по примеру тропы здоровья в Академическом районе, которая объединяет велосипедистов Екатеринбурга. Прокатиться 15, 30, 50 километров, потом похвастаться в соцсетях своим достижением ― в этом и азарт, и стимул, и здоровье. Идею сделать разметку, установить в лесополосе несколько указателей километража и общую схему каменские велосипедисты поддержали ― и парк готов. Велосипед ждет ― как только гололед сойдет, так сразу. Следующий шаг: каждый природный памятник «оживить», прикрепить таблички с описанием, школьникам было бы интересно. Поэтому твердо заявляю: лесопарковую зону никто вырубать не будет, женщины из клуба «Сканди» могут быть спокойны. Кстати, мечтаю прогуляться с ними, послушать их предложения. У меня и палки в администрации имеются. Говоря о развитии парка, мы говорим не о вырубке, а об использовании этого пространства более культурно, оздоровительно. С этой же позиции подходим к концепции предпринимателей «Богатырек – Березовая роща». Действительно, городским сноубордистам нужна площадка, обучающая гора, маленький подъемник.

Закрытие молокозавода наша боль. Предприятие в конкурсном производстве, мы смогли продлить его работу до марта. Но молокозавод ― частная собственность, повлиять на решение его владельца мы не можем. Город в поставке молочной продукции ничего не потерял, а предприятие рынок сбыта потеряло.

Та же ситуация с площадкой бывшего Щербаковского рынка: земля в частной собственности. Ледового дворца здесь точно не будет, владелец земли намерен построить здесь одноэтажный торговый центр. Все лучше, чем забор с помойкой.

Место отдыха в центре Октябрьского микрорайона будет: с Тимирязевским парком заявились в областную программу благоустройства. В этом году готовим проект реконструкции фонтана на площади Горького, на следующий год возьмемся за восстановление фонтана. Кстати, парк Тимирязевский, крытый каток, римский фонтан, Семь Ключей и спортплощадка вписаны в программу «5 шагов благоустройства» ― вариантов нет, надо делать. Задача такая: либо не говори ничего, если сказал ― делай.

Троллейбусы мы точно не возродим, иллюзий питать не надо. Главная проблема городского транспорта ― нелегальные перевозчики. С ними, считаю, надо отстроить отношения, так, чтобы все встали в один график. Задача ― использовать все автобусы, где-то расширить транспортную сеть, стимулировать перевозчиков, помогать, развивать, требовать. Дайте время ― с транспортом разберемся.

Я бы хотел пожелать всем нам больше любить свой город. Учитывая, что наступил Год экологии, я бы хотел, чтобы все мы поучаствовали в городских и дворовых субботниках. Вышли на уборку и обязательно привели с собой детей. Им участие в общем деле очень полезно: когда в школе учитель убирает доску за учеником ― это бред. Предлагаю объединиться и сообща сделать наш город чище.

Светлана ШВАРЕВА, газета Каменский рабочий.