Где пройти вакцинацию от COVID-19?

Трудовой батальон УАЗа. В тылу – как на фронте

Молодые рабочие кадры не всегда могли принять то, что в военное время трудовой и ратный труд – понятия тождественные. Вчерашние фэзэошники, едва встав на крыло, рвались на передовую. Но подвиг во имя освобождения Родины от фашистски захватчиков можно и нужно было совершать на рабочем месте – отливая стратегический металл.

Вернуть с фронта!

Михаил Алексеевич Иванов был мобилизован в трудовые резервы в июле 1942-го: из тверской деревни его, 16-летнего подростка, направили в Каменск-Уральское ФЗО № 37, готовящее кадры алюминщиков.

− Главная учеба на рабочем месте электролизника: делай как я! – вспоминал Михаил Алексеевич. – Мы сразу были поставлены на постоянные рабочие места и выполняли все операции под руководством звеньевого и бригадира. Более всего запомнилось резкое различие между работой крестьянина и металлурга.

Учились и взрослели рано: через год-полтора молодые кадры назначались бригадирами. Михаил Иванов с середины 1944 года стал бригадиром комсомольско-молодежной фронтовой бригады электролизников.

Бригады соревновались за сверхплановый алюминий, выраженный в танковых двигателях (500 кг металла) и самолетах (1500 кг). Итоги соревнования ежемесячно подводились в горкоме комсомола. Бригада Иванова неоднократно побеждала в соревнованиях. Позже ему была вручена медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной Войне 1941 – 1945 гг.».

По словам Михаила Алексеевича, в бригадах работали небольшая прослойка кадровых рабочих, по состоянию здоровья не призванных в армию, годные к нестроевой службе узбеки и таджики (в основном за 40 лет), женщины и 16-летние ребята. Незнание языка не мешало общению, все трудились с полной отдачей, часто без выходных, оставаясь на вторую смену и на хозяйственные работы.

− Меня даже в гости узбеки-аксакалы приглашали, − рассказывал Михаил Алексеевич. – У них в общежитии была чайхана: угощали чаем без сахара и пловом без мяса…

Все операции по обслуживанию электролизеров и ремонтные работы производились вручную. У электролизников основным инструментом были шестикилограммовый металлический ломик и кувалда весом от 6 кг. Регулирование анодов проводили при помощи ручного цепного штурвала, а извлечение штырей из анода - при помощи ручного ключа. Этот ключ представлял собой захват длиной 1,5 метра с рычагом. Забивали штыри все той же кувалдой. Анодную массу из электродного цеха в электролизный доставляли вагонеткой шахтного типа. Вагонетка весила до 1 тонны – ее толкали по узкоколейке две «женские силы».

Весь рабочий процесс проходил в условиях горячего металлургического производства: температура расплава – 1000 градусов, температура окружающей среды – зимой минус 30, летом до плюс 50. Спецодежду выдавали с перебоями, защитных средств практически не было. Прежде чем выдать новую спецодежду, каждого претендента лично осматривал начальник цеха, вспоминал Иванов. А в цехе между тем трудились более 2 тыс. человек.

− Скажу честно, у меня была попытка уйти в армию, − признавался Михаил Иванов. – В составе группы из 5 человек добровольно просился в военкомате на фронт. Но бронь, распространявшаяся на рабочих завода, позволила директору Славскому вернуть нас уже со свердловского пересыльного пункта. Тогда-то я лично познакомился с Ефимом Павловичем, который провел среди нас «душеспасительную» беседу, заявив, что имеет право и с фронта вернуть!

 Пресс-служба «РУСАЛ Каменск-Уральский»

Фото из архива УАЗа

Администрация городаАдминистрация города